Анастасия Илюхина, независимый эксперт, слушатель программы «Атташе по вопросам сельского хозяйства»

27 мая в режиме видеоконференции состоялись переговоры помощника Руководителя Россельхознадзора Артема Даушева с Руководителем Иранской ветеринарной организации Министерства сельскохозяйственного джихада Исламской Республики Иран Али Сафаром Макенали. В ходе диалога Россельхознадзор поднял вопрос о поставках из России животных и продукции животного происхождения. Иранская сторона отметила, что сертификаты на экспорт убойного крупного рогатого скота уже согласованы.

Не вдаваясь в подробности, хотелось бы представить верхнеуровневую информацию касательно рынка живого КРС ИРИ в разрезе следующих направлений – производство, объемы импорта и главные экспортеры на рынке. Интересующий знак ТН ВЭД для анализа – 0102 “Крупный рогатый скот живой”.

Согласно статистике ФАО численность КРС для убоя в 2018г. составила 5, 2 млн. голов, что выше показателя 2017г. – 4, 9 млн. соответственно.  С учетом статистики Trade Map, относительно объемов импорта можно отметить, что показатель резко снизился. Так, в 2017г. импорт составил 25, 3 тысячи тонн, в 2018г. – лишь 7, 8 тысяч тонн. При этом, экспорт ИРИ продукции соответствующего кода в 2018г. превысил импорт и составил 8, 8 тысяч тонн. Данные за 2019г. не представлены, что не дает объективного представления об основных поставщиках и их долях.

Если ссылаться на данные, представленные таможней ИРИ, география импорта за 2018г. выглядит следующим образом: 92, 4% составляют поставки из Пакистана, 5, 7% из Венгрии, 1, 6% из Афганистана, 0, 4% экспорт других государств.

Как представляется, импортный рынок живого КРС является достаточно сложным. Во-первых, на нем присутствует доминирующий экспортер — Пакистан, который контролирует 92, 4%. Во-вторых, Иран осуществляет политику поддержки местного производителя и вводит запреты на импорт некоторых видов продукции. Также, внутреннее производство постепенно возрастает, а экспорт данной продукции превышает импорт (по информации на 2018г). Стоит оговориться, что общая экономическая ситуация, а также санкционный режим, могут неблаготворно повлиять на отрасль КРС и способствовать увеличению импорта, однако данный факт нисколько не повышает стабильность Ирана как импортера продукции и добавляет неопределенности в торговлю.